ГЛАВА
СВОБОДНЕНСКОГО СЕЛЬСКОГО ПОСЕЛЕНИЯ

ДЕДКОВ
ЕВГЕНИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ


Адрес:

352774
Краснодарский край
Брюховецкий район
село Свободное
ул. Ленина, д. 1
тел. 8(861)5654122
факс: 8(861)5654183
e-mail: svobod_adm@mail.ru


Photo Gallery Slideshow

Последний освободитель села

Автор Администрация, рубрики: Мероприятия

   Мы почти ничего не знали об этом человеке, слышали только, что он является последним на сегодняшний день освободителем села. И все.
Встреча состоялась 9 Мая после митинга около мемориала «Часовня». Бодрому и крепкому на вид ветерану оказалось 86 лет, однако сам за рулем приехал к нам из станицы Староминской на праздник. Судьба распорядилась так, что коренной житель села Свободного стал его освободителем. А начиналось все вот как.

   Иван Николаевич Терновой родился 25 сентября 1925 года в селе Свободном. В колхозе занимался сепарированием молока. Когда началась война, ему было всего 16 лет. 22 июня 1941 года с полей люди сбегались к управлению колхоза, чтобы услышать страшную новость. А рупор, как назло, шипел и не давал понять, что же произошло…
Меня послали в Брюховецкую кононарочным. Возвращался оттуда с 13 повестками, да так лихачил на коне, что потерял их в поле. Когда заметил пропажу – лихорадочно стал возвращаться назад и искать бумаги. Нашел.
Забрали отца и братьев. 3 августа 1942 года забрали на войну и меня. Через Тимашевск пошли пешком на Краснодар. Попал под бомбежку, ранило в левую ногу. Направили на лечение в Орджоникидзе. После выздоровления попал на пересылочный пункт, где выгружалась 157 стрелковая бригада под командованием Горбачева Вениамина Яковлевича. Вот туда я и попал.
За время службы прошел от Моздока весь Ставропольский, затем Краснодарский край.
Помню, как прибыли утром пешком в станицу Архангельская Тихорецкого района. В 15.00 начинаем выдвигаться из Архангельской, а навстречу более 20 немецких танков, бронемашины. Команда – занять оборону. А какая оборона, когда у меня одна винтовка. Немцы начали стрелять. Вижу – на меня идет танк. Лег в траву. Земля дрожит под танком и я дрожу. Обходит танк – то ли не заметил, то ли пожалел. У меня была бутылка с зажигательной смесью. Бросил на танк и он загорелся. А я потерял сознание.
Очнулся оттого, что подошел санитар и бьет меня по ногам. Поняли, что живой, и стали поднимать. Оказалось, что в груди осколок, на правое ухо не слышу, кровь из носа, ушей – контузия. Привели в дом, автомат с вещмешком сложил в угол – патронов нет.
Намазали меня реванолем, вытащили осколок. И вместо того, чтобы лечь, я встаю и иду в коридор. Винтовка стоит, вещмешок стоит. Санитарка ловит меня – солдат, ты куда собрался? – Я к маме. Я пошел к маме. Мне надо маме показать, что я уже раненый… Санитарка стоит, разговаривает со мной, потом перекрестила, поцеловала меня в лоб и уложила.
Далее была Ирклиевская, Новое село. Утром мы оказались в Русской Балке. Подходит ко мне Иван Семенович Найденов – Ваня, а ты что тут? Ну и собираюсь же пойти домой – мать жила в центре. Смотрим, танки идут, думал – наши. А они развернулись и стали стрелять. Ребята, немцы! Тут начали ребята кто куда: артиллерия сзади, у нас винтовки, а патронов нет. А что можно сделать винтовкой? 8-10 танков и 1 бронемашина шла. И давай стрелять по нам. Дома горят, камыш горит. А сами медленно идут. И вдруг бронемашина заглохла – немцы никак ее не заведут. Нужно на буксир взять. И вот, сколько сидело в бронемашине — наш снайпер всех 5 человек положил. Машина там и осталась. Продолжалась стрельба. Сильно пострадал колхоз «Микоян» — много бойцов погибло и мирных жителей, дома горели.
Побыл дома, мать была очень рада повидаться.
И пошли мы в сторону Переясловской. Подошли на край, а немец как начал в спину бить. Повернули в обход. И зашли с южной стороны станицы.
Только вышли мы из Брюховецкой, налетают 2 немецких самолета и давай обстреливать. А мы разбежались кто куда. А один подходит до меня с ПТРом. Ты поднимись, а я положу на тебя ПТР. Самолеты один круг сделали, строчат по нам. Потом подлетели пониже. Он целится. Только бац, и попал! И самолет загорелся. Он сразу начал поднимать высоту, а потом ниже, ниже. И взорвался где-то в районе Гарбуз Балки.
И мы пошли дальше. В Гарбуз Балке очень много наших ребят полегло. Стрибуль, два Игонина, Сахно – они погибли тут.
Я двигался дальше, освобождал. Гарбуз Балка – Джерелиевская — Роговская – Ангелинская – Николаевка – Красноармейская. Путь лежал в сторону Славянска. 28 февраля 1943 года форсировали р. Протоку.
Страшный бой был в хуторе Священников.
3 марта – Анастасиевская. Не хватало командиров в отделении и меня направили здесь учиться. Через 1,5 месяца стал сержантом.
Но был я уже не в 157 осбр, а в 304 дивизии 807 полк. А их было три полка: 807, 809, 12 полк. И 11 дивизия НКВД. Кто бежит с фронта – бдили нквдэшники.
5 сентября прорвали оборону и пошли в сторону Темрюка.
Пришли в Темрюк – навстречу бегут женщины и кричат, что в школе под замком дети и немцы не выпускают их. Мы выпустили детей, а немцев уже нет – спустились в порт. И ушли в сторону Крыма.
За Темрюком станица Голубицкая – много погибло нас.
И закончилась война на Кубани 8 октября 1943 года.
Псле этого нашу дивизию отправили в станицу Баканка. Первая и Вторая Баканка. Привал. Сидим. Наверное, часа 2 сидели. Кричат «Подъем! Кругом!». И пошли. Пришли мы в станицу Крымская и остановились там. Там нас грузили на I Украинский фронт. Далее ехали мы через Полтаву. Идет поезд без остановки. Высадились на станции Дарница (Киев). Пацан по перрону ходит и повторяет: «Поезд пришел, а мамы нет». А в чем дело, кто такой? Оказывается, у него за пазухой передатчик и передает немцам: поезд пришел, а мамы=самолетов нет. Самолетов немецких нет, чтобы нас бомбить тут.
Ну мы через понтонные мосты перешли и остановились на окраине Киева. А к вечеру поднялись и пошли в сторону Радомышля (Житомирская область). И тут нам – занять оборону. Немцы танки пустили, захватили город. Нас отправили в лес, это было 25 декабря 1943 года. У немцев было Рождество и они понапивались. А ночью артподготовкой мы прорвали оборону и пошли на Житомир. 1 января 1944 года мы Житомир взяли. Попали в Корсунь-Шевченковский котел, где меня ранило пулей в плечо. Попал в госпиталь, после него в Польшу. Был я в то время уже командиром отделения…
Для меня война закончилась 9 Мая 1945 года в госпитале в Нахичевани в Ростове-на-Дону. 29 ноября выписали, и уже 2 декабря 1945 года я был дома.
Вот такая история. В семье Ивана Николаевича было 5 мужчин и все они вернулись с фронта: отец Николай, братья Андрей, Петр, Дмитрий и сам Иван.
На груди ветерана блестят Ордена Славы и Отечественной войны 1 степени, медаль «За победу над Германией» и множество юбилейных медалей.
«Мы никого не знали» — говорит Иван Николаевич. Бились рядом с другими ребятами, но кто они – практически никогда не знали. Вспоминает, что из села ушли на фронт братья Игонины, Сукно Федор, Сахно Гриша, Никонец Григорий Петрович, Примак Григорий Иванович, браться Кузьминские (разведчики).
Сколько времени прошло с тех, а Иван Николаевич помнит. Те страшные годы молодости навсегда впечатались в самое сердце. Год за годом он активно участвует в военно-патриотических мероприятиях станицы Староминской, рассказывает детям о войне. Вот и нам посчастливилось в этот солнечный майский день услышать его историю.